Рудольф Гесс
Главная | Каталог статей | Регистрация | Вход
 
Пятница, 24.11.2017, 16:43
Приветствую Вас Гость | RSS
Меню сайта
Категории каталога
Всё о Рудольфе Гессе [14]
Биография, статьи, отрывки из книг
Биографицеские статьи [0]
Научные исследования [0]
Художественная литература [0]
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 949
Главная » Статьи » Всё о Рудольфе Гессе » Всё о Рудольфе Гессе

Посмертное заключение

Пэдфилд П. Секретная миссия Рудольфа Гесса

Глава 30.
Посмертное заключение

Давно было ясно, что смерть Гесса станет политическим событием международного масштаба, в результате оформление процедуры взяли на себя британские власти. Все четыре государства сошлись во мнении, что посмертное вскрытие должен сделать ведущий патологоанатом. Подходящей кандидатурой для проведения аутопсии был профессор Дж.М. "Таффи" Кемерон, профессор судебной медицины Лондонского университета и почетный консультант по судебно-медицинской патологии Британской армии. На тот случай, если Кемерон участвовать во вскрытии не сможет, вместо него предполагалось вызвать подполковника "Боба" Мензиса, единственного британского военного патологоанатома с дипломом военного юриста. К вскрытию Кемерон приступил в 8.15 утра среды 19 августа. Ассистировал ему Мензис. Другие медицинские и военные наблюдатели стран-союзниц следили за происходящим по телевизионному экрану в соседней комнате.

Тело Гесса еще было облачено в одежду, которая была на нем, когда он находился в саду. После того, как ее сняли, Кемерон начал внешний осмотр тела и обнаружил:

"...следы недавнего госпитального лечения на левой стороне шеи, в районе большого пальца левого запястья и на тыльной стороне правого. На передней [524] поверхности грудной клетки, в частности на внешней стороне левой половины и на средней линии груди, имелись следы проводимых реанимационных мероприятий. На затылке имелась синюшная ссадина в виде круга, лодыжки слегка отечны. На левой стороне шеи виднелась тонкая линия, примерно 7,5 см длиной и 0,75 см шириной, более заметная при освещении тела ультрафиолетовым светом. На левой стороне груди имелся старый шрам, на расстоянии 126 см от пяток и 7 см от средней линии. Кроме небольшой ссадины на верхней губе, в 1 см от правой ноздри, других признаков недавних травм или признаков борьбы на теле не выявлено. На конъюнктиве обоих глазных яблок, особенно выраженные слева, замечены петехии (мелкие кровоизлияния)".

Надрезав кожу головы, Кемерон приступил далее к изучению скальпа, на его внутренней поверхности он обнаружил легкий ушиб правой височной мышцы и "распространенный кровоподтек в области затылка, отмеченный при внешнем осмотре". Но череп поврежден не был. Мозг был существенно гиперимирован, на срезе имелись мелкие кровоизлияния. Сняв кожу с шеи, он обнаружил "глубокие ушибы над левой стороной угла челюсти и над левой стороной внутренней поверхности горла, что характерно для реанимационных мероприятий". Также он обнаружил "обширный ушиб" верхней части правой стороны щитовидного хряща, что может быть "вызвано сдавлением шеи" и глубокий ушиб за гортанью, идущий над правой стороной шеи к ременным мышцам левой стороны. Далее он вскрыл грудную клетку, где обнаружил размозженные ткани, перелом грудины и множественные переломы ребер слева. Подобные переломы, на его взгляд, соответствовали проведенным реанимационным мероприятиям и причиной смерти служить не могли.

Он взял пробы крови, мочи, желудочного содержимого и внутренних органов, которые потом были [525] отправлены на анализ. К этому времени он уже собрал достаточно данных, чтобы прийти к заключению, что смерть наступила в результате удушения. Официальное заявление об этом было сделано в 18.00 вечера, тогда же было объявлено, что на теле покойного нашли записку, из которой следовало, что Гесс запланировал самоубийство заранее.

Содержание записки было зачитано Вольфу Рюдигеру Гессу по телефону. Идея самоубийства представлялась сомнительной и ему, и доктору Зейдлю. Как мог, спрашивали они себя, немощный девяностотрехлетний старик, не способный выходить в сад без палки или посторонней помощи, сгорбленный, с негнущимся позвоночником, не позволявшим ему поднимать голову выше уровня горизонта, со слабыми руками, завязать на электрическом проводе узел и повеситься, как следовало из официального заявления. Теперь содержание "предсмертной" записки только усилило их подозрения. В переводе в ней говорилось:

"Просьба к начальству [тюрьмы] переслать это домой.

Написано за пару минут до смерти.

Спасибо вам всем, мои любимые, за все, что вы сделали для меня из любви ко мне.

Скажите Фрайбург, что, к моему великому сожалению, после Нюрнбергского процесса был вынужден вести себя так, словно не знаю ее. Мне ничего другого не оставалось, в противном случае все мои попытки обрести свободу оказались бы невозможными.

Я был бы так счастлив увидеть ее снова. Я получил ее фотографии и всех вас.

Ваш дед [Euer Grosser]".

По тону и содержанию записки Вольф Рюдигер пришел к выводу, что она не была предсмертной и написана была не только что. Если бы его отец запланировал самоубийство, он выразился бы не "написано за пару минут до смерти", а "...перед тем, как я [526] добровольно уйду из жизни", или подобным образом. Подпись "Euer Grosser" он не употреблял с семидесятых годов, когда начал подписываться просто "der Euer" ("Ваш"). Кроме того, упоминание о Фрайбург и ни слова о внуках навело Вольфа Рюдигера на мысль, что записка, по всей видимости, была написана лет двадцать назад, перед его первой встречей с отцом в Британском военном госпитале, накануне Рождества 1969 года. Следует вспомнить, что тогда Гесс первым делом попросил Ильзе передать привет "Фрайбург" и сказать, что он очень сожалеет, что более двадцати лет так скверно обращался с ней. После этого семья регулярно навещала его, таким образом, он имел не только их фотографии, как следовало из записки; более того, начав видеться с ним, родственники перестали посылать фотографии, но приносили их с собой. Ни одного нового снимка "Фрайбург" среди них не было, что было установлено доподлинно, когда администрация тюрьмы вернула фотографии семье. Следует вспомнить и о том, что в ночь на 29 ноября 1969 года Гесс думал, что умирает, и сделал ряд распоряжений. Вольф Рюдигер Гесс считает, что записка была написана именно в то время, но, так как отец коснулся запретной темы. Нюрнбергского процесса, тюремное начальство оставило ее у себя, вместо того чтобы отправить Ильзе.

В октябре 1982 года было согласовано, что в случае смерти Гесса его останки будут переданы семье для проведения частных похорон на семейном кладбище в Вундзиделе. В тот вечер Вольф Рюдигер и доктор Зейдль договорились забрать тело на базе ВВС США в Графенвере. Передача останков состоялась на другой день, 20 августа. Как выразился Вольф Рюдигер в своей книге, она проходила в атмосфере ледяной формальности. Поскольку версия официального заключения о "самоубийстве" Вольфа Рюдигера не удовлетворяла, он решил провести повторную аутопсию с участием немецких патологоанатомов. Следующим утром гроб в [527] сопровождении полицейского эскорта был доставлен в Институт судебной медицины Мюнхенского университета. Повторное вскрытие в присутствии доктора Зейдля должны были провести профессора В. Шпанн и В. Эйзенменгер.

Работать им пришлось в трудных условиях, поскольку они не знали ни то, в каком положении было обнаружено тело, ни то, что с ним потом делали. Они не видели пленки, снятой во время аутопсии, производимой профессором Кемероном, не видели рентгеновских снимков, сделанных до того; не имели медицинской карты Гесса, отсутствовали также некоторые внутренние органы, включая гортань и органы верхнего отдела горла, которые, как следовало из заключения Кемерона, были повреждены. Тем не менее результаты внешнего осмотра шеи уже были красноречивыми. Там, где Кемерон ничего не обнаружил, кроме "тонкой линии, примерно 7,5 см длиной и 0,75 см шириной,. проходившей по левой стороне шеи и более заметной при освещении тела ультрафиолетовым светом", немецкие патологи нашли "отчетливо видимую" красновато-бурую отметину изменяющейся ширины "слева до 6 мм шириной, в середине — до 2 мм", идущую, насколько можно судить, под наклоном от высшей точки под левым ухом до середины горла и далее вправо. Когда они перевернули тело, то обнаружили обесцвеченную полосу шириной примерно б мм, идущую параллельно основанию шеи и обрамленную двойным красноватым следом, каждый шириной 1 см. Такой след на шее в виде трамвайного пути обычно оставляет одинарный шнур, пережавший с двух сторон кровоток. Были сделаны цветные фотографии.

Исследование внутренних органов выявило выраженные кровоизлияния в конъюнктиве обоих глаз, в области ушей и на внутренней поверхности скальпа. Эксперты пришли к заключению, что смерть наступила в результате сдавления шеи чем-то вроде шнура. [528]

Смерть Гесса нашла широкий международный отклик. Ввиду того, что правые экстремисты и неонацисты намеревались превратить его похороны в праздник поминовения, Вольф Рюдигер с семьей решил, что тихие похороны на семейном кладбище, как хотел Гесс, невозможны. Поэтому после аутопсии в Мюнхене тело временно похоронили втайне от всех в другом месте.

24 августа американское агентство "Ассошиэйтед Пресс" сообщило о других подробностях самоубийства: электрический шнур, на котором повесился Гесс, служил удлинителем для лампы из садового домика, висевшей на стене или потолке; Гесс обмотал его вокруг шеи, когда сидел, затем поднял ноги и упал в сторону. В документе, поименованном "Заключительное заявление по поводу смерти Рудольфа Гесса", выпущенном державами-союзницами 17 сентября (через месяц после случившегося), не говорится, что удлинитель был заранее закреплен; там просто сказано, что "Рудольф Гесс повесился на щеколде окна летнего домика в тюремном саду, использовав для этой цели электрический удлинитель, имевшийся в садовом домике для лампы для чтения...". В нем нет объяснений, как старый человек додумался повеситься, не указано время, когда он предпринял попытку, не описано состояние, в котором его нашли, не сказано, почему его оставили без присмотра. Но зато констатируется, что "персонал действовал... согласно установленному распорядку", на основании чего можно предположить, что было принято оставлять его одного в "садовом домике" или же что ошибка, допущенная охранником Джорданом, была из соображений международной политики замята.

В "Заключительном заявлении" упоминалось также о предсмертной записке, которая была "написана на обратной стороне письма от снохи, датированном 20 июля 1987 года"; это нашло подтверждение, когда [529] на другой неделе британский комендант тюрьмы вернул письмо жене Вольфа Рюдигера. Интересно отметить, что записка была отправлена "старшему эксперту по документам из химической лаборатории Британского правительства", который сделал вывод, что "оснований сомневаться в том, что она написана рукой Рудольфа Гесса, нет".

К этому времени был готов отчет профессора Кемерона. Он был таким же кратким, как и заявление союзных государств: описание обстоятельств, при которых был обнаружено тело, отсутствовало, не говорилось также и о способе, посредством которого Гесс ушел из жизни, лишь вкратце упоминалось о различиях между повреждениями, нанесенными в результате реанимационных мероприятий или при попытке "самоубийства", но ни слова не было сказано о том, откуда у Гесса могла появиться "ссадина в форме окружности", обнаруженная "на затылке". "Тонкая линия, примерно 3 дюйма (7,5 см) длиной и 0,75 см шириной", о которой в резюме экспертизы говорилось как о "согласующейся с удавлением" электрическим шнуром, который Гесс обмотал вокруг шеи, описывалась просто как "проходящая по левой стороне шеи"; о ее точной локализации и угле наклона не упоминалось. В заключение указывалось, что смерть наступила в результате "повешения", а ее причиной стала "асфиксия", вызванная "сдавлением шеи"; как уже отмечалось, тонкая линия на левой стороне шеи характеризовалась как "согласующаяся с удавлением", таким образом следовало, что сдавление было вызвано удавлением, но о том, как это удавление произошло, как он повесился, не говорилось ни слова свидетельских показаний, доводов или иных материалов.

В обязанность судебно-медицинского эксперта не входит строить догадки, нет и специальных требований, обязывающих давать описание кончины жертвы (или делать заключение, совпадает ли характер травм [530] со свидетельскими показаниями), хотя подобные вещи часто фигурируют в судебно-медицинских отчетах. Противоестественно думать, что профессор Кемерон, прежде чем написать свое заключение, должен был обсудить его с профессорами Шпанном и Эйзенменгером. Вероятно, он был непричастен к столь неуважительному, холодному и бездушному отношению к семье Гесса в конце выпавших на их долю испытаний длиною в несколько десятилетий. Скорее всего, он даже не подозревал об этом. Однако цель предварительного планирования, закончившегося тем, что Кемерон и Мензис прибыли в Берлин, прервав отпуск, состояла в том, чтобы предвосхитить или рассеять возможные политические отзвуки. В том, что касалось отношений между странами-союзниками и Западной Германией, его отчет оказал прямо противоположный эффект. Являясь лаконичным и осторожным, или, как говорят, англо-саксонским, по форме и содержанию, он не ответил на вопросы, поставленные не менее лаконичными, осторожными и несколько запоздалыми заявлениями, сделанными тюремной администрацией, а также красноречивыми результатами аутопсии, выполненной профессором Шпанном, не отвел подозрения, связанные с физической немощью Гесса и его явно устаревшей посмертной запиской. Его заключение не приводит факты и доводы в пользу версии о самоубийстве, убийстве или несчастном случае — хотя приглашение Кемерона преследовало явно политические цели, ни на один из политических вопросов его отчет не отвечает.

Вольф Рюдигер Гесс ничуть не сомневался в убийстве отца. Такого же мнения придерживался и британский хирург и автор Хью Томас; оба они написали книги: "Смерть Рудольфа Гесса?" и "История двух убийств", в которых главным подозреваемым в политическом убийстве они считают правительство Маргарет Тетчер; предпосылкой послужили дошедшие из [531] Москвы слухи, что Горбачев собирается дать согласие на освобождение Гесса; оба они высказали предположение, что британское правительство заказало его убийство, чтобы не выпустить Гесса из Шпандау живым и не позволить ему говорить. Таким образом, указывал Вольф Рюдигер, британцы, ловко прикрываясь советским вето, во всеуслышание твердили, что ратуют за освобождение его отца; когда оказалось, что вето вот-вот будет снято, они решили его убрать. Причина, как он полагал, лежала, окутанная мраком тайны, в правительственных папках, закрытых для всеобщего ознакомления до 2017 года, и, возможно, в еврейском факторе. Он считал, что его отец мог привезти с собой решение еврейского вопроса, заключавшееся в расселении; в связи с чем напрашивается вывод, что если бы его миротворческая миссия увенчалась успехом, массового истребления можно было бы избежать. В поддержку свей гипотезы (а это была не более чем гипотеза) он утверждал, что во время "Кемп-Дэвидской" встречи президента Соединенных Штатов, Джимми Картера, и глав государства Израиль и Египта, Менахема Бегина и Анвара Садата, в сентябре 1978 года, Картер и Бегин подписали секретный протокол о том, что Гесс из Шпандау живым не выйдет. Это высказывание он сделал без каких бы то ни было доказательств; но это объясняло, каким образом британское правительство могло осуществить убийство его отца во время американской смены несения дежурства в тюрьме.

Исполнителями, по его свидетельству, были два агента САС (Британских специальных воздушных служб), прибывшие в Шпандау в ночь с 15 на 16 августа, то есть накануне смерти Гесса. Речь идет о двух незнакомцах в форме армии США, которых в понедельник днем увидел Мелаухи у "летнего домика"; их видимая попытка запустить сердце Гесса на самом деле имела намерение прикончить его. Эту информацию Вольф Рюдигер получил от южно-африканского юриста, имеющего [532] контакты с западными разведывательными службами, который узнал об этом в 8 утра во вторник 18 августа — то есть на следующее после "убийства" утро. В свою очередь, его источником информации был офицер израильской разведывательной службы, с которым его связывали личные и профессиональные отношения на протяжении четырех лет. По словам юриста, убийство Гесса было спланировано МИ-5 по приказу министерства внутренних дел Великобритании. Убийцы прибыли из 22-го полка САС, Брэдбери Лайнз, Херфордшир; разведывательные службы США, Франции и Израиля были также посвящены в план; команда приступить к его осуществлению поступила от ЦРУ в понедельник утром.

Хью Томас в своей публикации так далеко не пошел; он лишь констатировал, что британское правительство было единственной стороной, которой смерть Гесса была выгодна, поскольку правду о нем оно скрывало с 1941 года. По утверждению Томаса, оно скрывало тот факт, что это был не Рудольф Гесс, а его двойник. Эту теорию Томас впервые выдвинул в своей ранней книге "Убийство Рудольфа Гесса", вышедшей в 1979 году. Находясь на службе в Берлине, он получил возможность встретиться в Шпандау с узником номер 7, которого видел без рубашки во время медицинского осмотра и отметил, что на левой стороне груди нет шрама, который имелся у настоящего Гесса после ранения в 1917 году. Он утверждал, что видимый рубец должна была оставить не только пуля; операция по ее извлечению, выполненная немецким хирургом Зауербрухом, должна был оставить еще более грубый след. Но у заключенного номер 7 подобные отметины отсутствовали, на рентгенограммах легких следов прошлого пулевого ранения также не было.

Странно, откуда взялась информация об операции, выполненной хирургом Зауербрухом, когда из писем Гесса 1917 года ясно, что стреляли в него из [533] малокалиберного ружья и ранение было сквозным, так что хирургического вмешательства не потребовалось. Когда в мае 1979 года Шарль Габель рассказал ему об этой теории, Гесс от души рассмеялся. Она так развеселила его, что некоторое время он с радостью обсуждал версию о его подмене. В завершении Габель сказал, что его жена считает, что он — это он, и сам Гесс, как писал Габель, ничуть в этом не сомневался. Он сказал Габелю, что недавно к нему приходили два английских доктора, желавших взглянуть на знаменитые шрамы — следы входного и выходного пулевых отверстий, — и в конце концов, хоть и с большим трудом, но все же отыскали их. Они стали практически незаметными.

Ни Кемерон, ни Шпанн с Эйзенменгером в своих патологоанатом ических заключениях о шрамах не упоминали. Но, по словам Вольфа Рюдигера Гесса, в феврале 1989 года профессор Эйзенменгер писал коллеге, что во время аутопсии обнаружили на груди слева "два неприметных старых шрама" от пулевого ранения.

Теория Хью Томаса о двойнике и без шрамов представляется неубедительной. Согласно его версии, настоящего Гесса сбили по приказу Гиммлера над Северным морем, потом из Норвегии на идентичном "Me-110" отправили его хорошо обученного двойника, но он не дал объяснений мотивов Гиммлера, сказав лишь, что Гиммлер планировал сместить Гитлера, вести дела с которым британцы отказывались. Это в корне противоречит характеру Гиммлера, его рабской зависимости и преданности гению фюрера. Заблуждался Томас и относительно характера Гесса. Большая часть его доводов касается различий в привычках и поведении человека, прилетевшего в Шотландию, и настоящего Гесса. Однако исследование характера на— стоящего Гесса неопровержимо доказывает, что человек, прилетевший в Шотландию, и узник номер 7 настоящий Гесс; кроме того, его письма из плена [534] демонстрируют такое доскональное знание характерных особенностей настоящего Гесса, что никакого времени не хватило бы двойнику, чтобы выявить их и запомнить. И, наконец, зачем двойник стал бы притворяться более сорока лет заключения?

Таким образом, ни Томас, ни Вольф Рюдигер Гесс не привели убедительных доводов, зачем британскому и американскому правительствам (поскольку "убийство" произошло в месяц несения дежурства США) понадобилось помешать Гессу выйти из Шпандау живым. Утверждение Томаса, что Гесс не был Гессом, также не нашло подтверждений. Многочисленные факты свидетельствовали как раз об обратном. Нет доказательств и в пользу предположения Вольфа Рюдигера, что миссия его отца включала план решения еврейского вопроса путем расселения. Остаются только засекреченные бумаги британского правительства. Содержится ли в них достаточной сильный мотив для убийства, кто знает? Однако разумно предположить, что если содержат, то, скорее всего, опасные документы будут изъяты или сами папки останутся "закрытыми" и после 2017 года.

Несмотря на отсутствие сколько-нибудь убедительного мотива для убийства, вокруг смерти Гесса много неясностей. Доктор Зейдль, знакомый с физическим состоянием Гесса, впервые услышав заявление четырех держав (подписанное, правда, лишь тремя из них, поскольку русские поддержать его отказались), объявил "невероятным", чтобы девяностотрехлетний старик совершил самоубийство, и пригрозил Британии и Соединенным Штатам тяжбой, чтобы заставить дать "удовлетворительное" заключение о смерти Гесса. Это происходило до красноречивых, как выяснится, данных, изложенных профессором Шпанном в судебномедицинском заключении. Многочисленные официальные формулировки, включая "Заключительное заявление", удовлетворительного объяснения не [535] давали. Каким образом за те "несколько минут", которые он оставался без присмотра в садовом домике, Гесс нетвердой рукой сумел написать предсмертную записку, привязать удлинитель к оконной щеколде, накинуть на шею петлю, затянуть узел так, чтобы петля действовала как удавка — ибо был оставлен горизонтальный основанию шеи след, — и упасть или броситься на землю?

Мог бы Гесс спокойно написать записку "за пару минут до смерти", если бы действительно намеревался покончить с собой? Волновал бы его в эту минуту, когда после Нюрнберга прошло более сорока лет, вопрос о "Фрайбург"? Разве не написал бы он о причине своего добровольного ухода из жизни? Естественно предположить, что в последние минуты его ум был бы занят причинами, побуждавшими на такой поступок, или эмоциональным состоянием. Откуда ему было знать, как долго будет отсутствовать Джордан и успеет ли он совершить задуманное? Зачем понадобилось бы ему упоминать о фотографиях семьи, когда он встречался с ними? И последнее, с какой стати стал бы он вдруг подписываться именем, которое уже двадцать лет не использовал? В совокупности все эти вопросы делают "предсмертную записку" сомнительной. И зачем для установления ее подлинности понадобилось передавать записку старшему эксперту-графологу Британской правительственной лаборатории? Кто еще мог написать это послание почерком Гесса на обратной стороне письма жены Вольфа Рюдигера и подписаться "Euer Grosser"? По всей вероятности, записка была подделкой, тщательно скопированной с записки Гесса, написанной в 1969 году, но по содержанию и стилю она столь противоречила своему назначению, что не могла не вызвать сомнения. Это позволяет предположить, что нужна она была для того, чтобы скрыть убийство или непростительное нарушение тюремного распорядка. Поскольку трудно представить, [536] чтобы такой искусный мастер мог отыскаться в Шпандау, резонно допустить, что не обошлось без вмешательства секретных служб.

Наиболее сильными доказательствами в пользу версии об убийстве являются данные, полученные профессором Шпанном. Он согласен с мнением профессора Кемерона, что смерть наступила в результате асфиксии, вызванной сдавлением шеи; отметки, обнаруженные им на шее, в совокупности с повреждениями внутренних органов шеи, описанными профессором Кемероном, и геморрагические точки на конъюнктиве глаз не оставляют на этот счет никаких сомнений. В "Мнении", представленном им Вольфу Рюдигеру Гессу, он указывал, что "имело место применение к шее силового воздействия посредством орудия удушения"; таким образом был прекращен доступ крови и, следовательно, кислорода к мозгу, что вызвало паралич центральной нервной системы.

Шпанн и Эйзенменгер не могли согласиться с мнением профессора Кемерона относительно того, как была приложена удушающая сила, то есть употребленное им слово "повешение" одинаково подходит для двух типов сдавления шеи, дифференцирующихся в судебно-медицинской экспертизе. Замеченные ими признаки скорее указывают на удушение, чем на повешение. В Британском учебном пособии "Правовая медицина Гредволя", странгуляционная линия, оставленная в результате удушения, описывается следующим образом: "...обычно она проходит горизонтально и несколько ниже, чем линия, оставленная после повешения, поперек или ниже щитовидного хряща. Из этого правила бывают исключения, но они не характерны". В той же работе дается описание линии, остающейся в результате повешения, обычно повторяющей положение петли "и сходящейся в одной точке, где она прерывается и имеет неровный отпечаток узла". Из описания следует, что бледный вначале [537] цвет с течением времени "буреет и приобретает вид пергамента".

Отметки, обнаруженные Шпанном и Эйзенменгером, скорее типичны для удушения, чем повешения; особенно ясно это видно на цветных фотографиях, снятых во время аутопсии и воспроизведенных в книге Вольфа Рюдигера. Точно определить направление линии на шее слева, уходящей от высшей точки под левым ухом вниз по косой, нельзя, так как ее пересекает сделанный профессором Кемероном разрез с наложенными впоследствии стежками; существует вероятность, что он исказил ее истинное направление. Интактная же полоса на передней поверхности шеи тянется почти горизонтально на высоте или ниже уровня гортани — Шпанн и Эйзенменгер отметили это как "никак не выше уровня гортани", — и двойной след на задней поверхности шеи тоже горизонтальный. В своем "Мнении" Шпанн и Эйзенменгер констатировали:

"Данные указывают скорее на удушение, чем повешение". Также рассматривали они и внутренние кровоизлияния и повреждения шеи. В "Правовой медицине Гредволя" сказано, что при повешении часто наблюдаются переломы подъязычной кости или щитовидного хряща, или того и другого, обычно сочетающиеся с незначительными кровотечениями. В своем заключении Шпанн и Эйзенменгер указывают, что таких обширных повреждений с обильным кровотечением в различных органах и мышцах шеи, какие описаны в отчете Кемерона, в типичных случаях повешения они в своей практике не наблюдали. Подобные повреждения не характерны, вернее сказать редки, даже для нетипичных случаев повешения или удавления.

Строить догадки в задачу Шпанна и Эйзенменгера не входило, как не входило в задачу Кемерона; однако у них отсутствовали данные, позволившие бы им сделать вывод, вследствии чего: повешения или удушения — наступила смерть; они могли только [538] констатировать, что выявленные ими признаки были не характерны для типичного повешения, но они не могли исключить "особый тип нетипичного повешения". Тем не менее они отметили тот факт, что профессор Кемерон не описал направление и высоту "тонкой линии", обнаруженной им на левой стороне шеи, не обсудил возможность удушения.

Автор данной книги поинтересовался у профессоров Шпанна и Эйзенменгера, не могла ли обнаруженная ими горизонтальная двойная отметина, идущая горизонтально по задней поверхности шеи, появиться в результате "наступившего после смерти гипостаза", усилившегося за счет кожной складки, образовавшейся после того, как во время аутопсии профессор Кемерон на стальном блоке поднял и отвел назад голову Гесса. "Гипостаз" — это отток крови после смерти, вызванный силой тяжести, вызывающий изменение цвета кожных покровов нижних отделов, не подверженных сдавлению, то есть тех, на которые тело не опирается. Гредволь указывает, что первые признаки проступают спустя 20-30 минут после момента наступления смерти в виде красноватых пятен, "которые в течение 6—10 часов усиливаются, набирают яркость и сливаются в обширные пятна красновато-пурпурного цвета".

Шпанн и Эйзенменгер заметили, что сделали не одну тысячу посмертных вскрытии с использованием стальных и деревянных блоков для поддержки головы и плеч, но таких отметин, какие наблюдали [у Гесса], не видели; далее, отметки имелись с обеих сторон и на задней поверхности шеи, что противоречит выдвинутому предположению. К тому же это предположение никак не объясняет не менее показательные знаки вокруг горла; эта часть шеи находилась в верхнем положении при хранении тела, и гипостаз проявиться здесь не мог.

Давая ответ, Шпанн и Эйзенменгер проявили максимум осторожности. Подчеркнув, что не говорили, [539] видел или нет профессор Кемерон со своими коллегами странгуляционные линии, выявленные и описанные ими, они, тем не менее, сказали, что не знают, почему возможность удушения в первом посмертном заключении не рассматривалась. Далее они заметили: "Более того, мы придерживаемся мнения, что после наших наблюдений сделать однозначный и окончательный вывод о повешении, не обсудив другие возможности приложения силы к шее, несправедливо".

Но они не сказали, что на основе полученных ими данных можно было заключить, что Гесс был задушен; им было отказано практически во всех материалах, на основании которых они могли бы вынести суждение "детальные обстоятельства дела, данные [первого вскрытия], свидетельские показания, а также видеофильм". Единственное, что они могли сделать, так это повторить, что для типичного повешения случай не характерен, но нельзя исключить повешение нетипичное.

Бывает, что люди вешаются и на дверных ручках. Так и Гесс мог повеситься на оконном шпингалете. Если б он сумел хорошо закрепить шнур на задвижке — возможно, шнур уже был прикреплен там — и сделать достаточно надежный узел на петле шнура, накинутой на шею, то смог бы отброситься назад или в сторону и удариться при этом затылком о стол, дверь или стену летнего домика с такой силой, чтобы образовался кровоподтек, отмеченный Кемероном в его заключении, при этом он повис бы в положении, откинутом назад, и с опущенным правым плечом. В таком случае можно было бы объяснить появление горизонтальной отметины на задней поверхности шеи и косого следа слева, поднимающегося до высшей точки под левым ухом. После чего из-за прекращения кровоснабжения мозга он должен был потерять сознание. Следовательно, возможность, что он мог повеситься нетипичным способом, не исключалась.

Если это случилось на самом деле, а профессор [540] Кемерон считал, что что-то в этом духе произошло в действительности, и если он знал о признаках удавления, обнаруженных профессорами Шпаном и Эйзенменгером, указывавшим скорее на удушение, а не повешение, то не понятно, почему он никак не уточнил сделанное им заключение о "повешении"? Почему, если цель состояла в том, чтобы предупредить политические спекуляции, "Заключительное заявление" стран-союзниц было почти таким же лаконичным? И зачем понадобилось подделывать "предсмертную записку"? Если цель состояла в том, чтобы вывести из душевного равновесия семью Гесса и его сторонников, унизить власти Западной Германии, то вряд ли можно было придумать что-нибудь лучше. На основании сказанного можно сделать единственный вывод, что истинные обстоятельства смерти Гесса окутаны тайной.

Между тем вещественные доказательства (летний домик в саду, шнур и мебель, сама тюрьма Шпандау) были уничтожены; вместе с ними пропали летный костюм и шлем Гесса, его великолепные летные ботинки и другие вещи, разобранные, вероятно, как сувениры. Согласно существовавшей процедуре, все вещи узника после его смерти подлежали уничтожению, чтобы исключить их возможное использование в качестве нацистских культовых объектов. Такая опасность существовала и с Гессом, поскольку его сторонники сделали из него "приличное" лицо национал-социализма и "мученика за мир"; высказывались даже предположения, что при других обстоятельствах его бы выдвинули в соискатели Нобелевской премии.

17 марта следующего года, спустя семь месяцев после его смерти, останки Гесса были вывезены с тайного места захоронения и доставлены в Вундзидель, где были погребены на фамильном кладбище, рядом с останками его отца, матери и брата Альфреда, умершего в 1963 году. Это была тихая церемония, как [541] он того хотел. Ильзе и его сестра Грета из-за плохого состояния здоровья на похороны не поехали. На последующей службе присутствовало не более двенадцати человек, включая лиц, помогавших в погребении. Простой камень у изголовья гласил:

РУДОЛЬФ ГЕСС
26.4.1894— 17.8.1987
ICH HAB'S GEWAGT

"Я пошел на риск". Отрицать это нельзя; как нельзя не признать справедливость не менее точного высказывания его сына, что, несмотря на то, что большую половину жизнь он провел в жестоких, нечеловеческих условиях заключения, "его дух и разум остались несломленными". Не приходится сомневаться, что сын выполнял волю отца, когда свою книгу "Смерть Рудольфа Гесса?" завершил заключительным абзацем последнего слова Гесса на Нюрнбергском процессе: "Много лет своей жизни я проработал под началом величайшего сына моего народа, рожденного впервые за тысячи лет его истории. Даже если бы это было в моей власти, я бы не захотел вычеркнуть этот период из своей памяти. Я счастлив, что выполнил свой долг перед народом — свой долг немца, национал-социалиста, верного последователя фюрера. Я ни о чем не сожалею..."

Категория: Всё о Рудольфе Гессе | Добавил: Hess (16.11.2008)
Просмотров: 5565 | Комментарии: 8 | Рейтинг: 5.0/5 |
Всего комментариев: 8
8  
По результатам глубокого и длительного исследования независимого агентства SocioFarms был найден печальный факт: люди, много времени проводящие за просмтариванием забавных коллажей, очень серьезно отличаются в развитии от тех, кто проводит свободное время за просмотром Википедии. Это исследование проводилось на 91 добровольце, которые в свободное время обожают смотреть развлекательный контент, например, http://2ch-images.ru/ - картинки двача или комиксы с Пекафейсом.
В ходе этого смелого эксперимента добровольцам требовалось около недели максимально воздерживаться от просмотра развлекательного контента, после чего решить простенький тест за определенное время. По окончании теста им разрешали два часа посидеть на сайтах с веселыми картинками, полистать любимый контент, например, http://2ch-images.ru/ - картинки двачей, и немного погодя решить еще один подобный тест. 46% добровольцев, в первый раз успешно справившихся с тестом, после просмотра развлекательного контента тест завалили. По словам испытуемых, им было трудно сконцентрироватся на заданиях и вникать в суть тестов.
Это небольшое исследование еще раз подтверждает мысль большинства работодателей о том, что неконтролируемый доступ в интернет на рабочем месте плохо сказывается на сотрудниках.

7  
[color=color_url - Привет всем дорогие форумчане. Нашел наш прекрасный сат http://rudolfhess.org и подумал что здесь мне помогут.
Прошу всех желающих присоедениться.
Нашол эту категорию этот надеюсь правлильную, если нет прошу Администраторов перенести ее в раздел которую посчитаете нужной.
Я очень смотреть кино. У кого скоросной интернет могут себе позволить http://kinozal.in - скачать новый фильм 2012[color=color_url - .
Или просто смотреть онлайн.
Ка на меня я болше люблю с женой смотреть http://kinozal.in/erotika - erotik[color=color_url - . Вообщем кому что лучще. Но проблемма в том что у меня слабый интернет.

Так вот пожалуйста помогите мне найти сайты где возможно смотреть кино или скачать даже с слабым интернетом.
Урл пожалуйста шлите в ЛС, на Email unsomimmusemm@gmail.com или icq 9448995

6  
Здраствуйте!
Предлагаю купить у вас ссылки и рекламные места.
Бюджет до 60000р.
Стучите в icq 611331083,отвечу всем.
На форуме бываю редко,так что лучше пишите в асю.

5  
Здраствуйте!
Предлагаю купить у вас ссылки и рекламные места.
Бюджет до 60000р.
Стучите в icq 611331083,отвечу всем.
На форуме бываю редко,так что лучше пишите в асю.

4  
Спасибо, очень интересный блог.

3  
Если бы англичане вели бы в отношении нас честную союзническую политику, они бы спокойно выдали нам Гесса. Бояться им было нечего, если бы Черчилль был на самом деле герой-премьер. Он бы смело на весь мир заявил, что в случае нападения на СССР, Англия и США немедленно начнут самые активные боевые действия против фашисткой Германии.
Гитлер не посмел бы начать против нас войну на два фронта. Наши отцы и деды были бы живы. Причём возможно при коммунизме, так как сталинские темпы развития экономики поражают всех до сих пор. Ежегодно в марте и сентябре снижались цены в зависимости от наполнения рынка. это вело к уничтожению денег.
А если бы исчезли деньги, люди бы стали реально думать только о работе, практическом деле. Рабочий день при нынешних технологиях можно было бы уже сегодня сократить вдвое. Мировое коммунистическое правительство так бы спланировало производство и распределение, что экология бы не страдала.

2  
Спасибо.Но,к сожалению, ничего нового не узнал.Подонки сперва посадили ни в чем не повинного человека,а потом его убили. история стара как мир.

1  
Плевать на историю нациста Гесса! Лучше бы всех расстреливать!

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Друзья сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0

Copyright MyCorp © 2017